Афера за счет VIP-клиентов: как рухнула пирамида Внешпромбанка

6 июня 2016
  Автор: admin
1457702310_890800_81
Объем требований к Внешпромбанку достиг 215 млрд руб., подсчитало АСВ. В январе банк лишился лицензии, его совладельцы Лариса Маркус и Георгий Беджамов под арестом. Как была выстроена и почему рухнула эта финансовая пирамида?
Совокупный объем требований к Внешпромбанку на 2 июня составил 214,9 млрд руб., сообщила РБК пресс-служба Агентства по страхованию вкладов (АСВ) в четверг. По сравнению с началом апреля, когда АСВ называло сумму требований в 81,1 млрд руб., он вырос почти втрое. Но предъявить банку новые требования уже невозможно: реестр кредиторов Внешпромбанка закрылся 18 мая.

Какая сумма набралась у АСВ для выплат на первоначальном этапе, представитель агентства не сообщил: эта информация будет предоставлена собранию кредиторов 17 июня. Но в начале апреля АСВ раскрывало, что на выплаты есть всего 4 млрд руб. К 1 мая остатки в кассе банка и на счетах ЦБ и АСВ увеличились до 7,5 млрд руб., а в конкурсную массу поступило 6,1 млрд руб. Но не все эти средства пойдут на выплаты: они учитывают расходы АСВ на зарплаты сотрудникам банка, содержание его зданий и так далее.

По словам источника, близкого к АСВ, с апреля ситуация с выплатами «практически не изменилась». По словам одного из крупных кредиторов, конкурсный управляющий пока не набрал и 10 млрд руб. Один из VIP-вкладчиков Внешпромбанка рассказывал РБК, что рассчитывает вернуть не более 15% своих сбережений.

РБК разбирался в истории крупнейшей банковской пирамиды: как она строилась и почему рухнула.

Из Монако в Россию

В сентябре 2015 года недалеко от набережной Альбера Первого в Монте-Карло открылся винный бар Wine Palace. Ленточку разрезал принц Монако Альбер Второй, рядом стоял Георгий Беджамов — российский бизнесмен, президент Федерации бобслея и один из совладельцев Внешпромбанка. New York Times называла Беджамова владельцем Wine Palace.

Примерно полгода cпустя, 21 января 2016 года, Банк России отозвал лицензию у Внешпромбанка, обнаружив в нем рекордную дыру в 210 млрд руб. А в марте Беджамова объявили в международный розыск: ему предъявлено обвинение по делу о выводе активов из Внешпромбанка более чем на 1 млрд руб. В апреле он был задержан полицией Монако и сейчас находится в тюрьме княжества.

Как рассказал РБК источник в Генпрокуратуре, ведомство направило запрос на экстрадицию Беджамова в середине мая. Запрос Генпрокуратуры подтвердил РБК и адвокат Беджамова Сергей Бельчич. По словам источника РБК, документ Генпрокуратуры содержит гарантии, что бизнесмена будут преследовать только за преступления, которые указаны в обращении.

«Прокуратура обещает, что в СИЗО Беджамов будет содержаться в условиях, которые соответствуют мировым стандартам», — говорит источник в этом ведомстве. Запрос будет рассмотрен апелляционным судом Монако, но окончательное решение по закону княжества остается за принцем Альбером Вторым.

По этому же уголовному делу в декабре прошлого года в Москве была арестована сестра Беджамова, президент и совладелец Внешпромбанка Лариса Маркус. 17 мая суд продлил ее арест еще на три месяца, сказал РБК адвокат Маркус.

Внешпромбанк, отметивший в июле прошлого года 20-летний юбилей, оказался классической пирамидой. Ее даже можно сравнить с аферой Бернарда Мейдоффа — если не по масштабу (пирамида Мейдоффа оказалась должна своим клиентам $50 млрд), то по характеру деятельности: липовая отчетность, расчеты со старыми клиентами деньгами новых.

От многих других пирамид ее отличает то, что она строилась на средствах крупных компаний, чиновников, депутатов и бизнесменов, которые доверяли банку свои деньги. Они начали открывать в банке счета еще в конце 1990-х. Частные вкладчики держали в нем крупные суммы: к моменту отзыва лицензии их набралось больше 20 млрд руб., а это почти четверть от общего объема вкладов.

Как выросла пирамида Внешпромбанка, почему ЦБ так долго ее не замечал и как она рухнула буквально в один день?

Знаменитые клиенты

«Маркус всем говорила, что привлекать VIP-клиентов ей помогают хорошие связи, которые она начала заводить еще в Министерстве морского флота СССР, также многие клиенты шли по знакомству с еще одним участником банка — Александром Зурабовым», — говорит один из бизнес-партнеров Маркус.

Маркус напрямую принадлежало 7,5% банка. Зурабову (известный финансист, экс-глава «Аэрофлота» и банка «Менатеп», брат российского посла на Украине Михаила Зурабова. — РБК) — 8,2%. Именно они оказывали влияние на деятельность Внешпромбанка, говорилось в его отчетности по МСФО. Беджамов был акционером компании «Промстройпроект», которой в банке принадлежала доля всего в 3,3%. «Он не был совладельцем банка и не мог влиять на принимаемые банком решения», — настаивает адвокат Беджамова.

Один из VIP-вкладчиков Внешпромбанка рассказывает, что стал клиентом банка, когда лично познакомился с Маркус. «Нас познакомил человек, близкий к семье Александра Жукова (вице-спикер Госдумы. — РБК)», — рассказывает он. О дружбе Маркус с Жуковым и членами его семьи, в частности с женой Екатериной, РБК рассказали источник, близкий к ЦБ, два кредитора Внешпромбанка и знакомый с Маркус банкир. Сын Жукова Петр ранее работал вице-президентом банка, рассказал VIP-вкладчик. Сам Жуков-младший сказал РБК, что во Внешпромбанке не работал, а лишь стажировался, когда еще был студентом, до 2003 года. Александр Жуков только признал наличие депозита во Внешпромбанке. «В моей декларации за 2015 год указано, что у меня во Внешпромбанке на 1 января 2016 года числится 316 тыс. руб., а у супруги — 2,5 млн руб.», — сказал он, отказавшись от дальнейших комментариев. В 2011 году согласно декларации Жуков держал на счетах в банке 2,7 млн руб.

Каждый год банк устраивал праздник на свой день рождения. «Праздновали с размахом, Маркус приглашала клиентов, высокопоставленных чиновников, на вечеринке можно было встретить вице-премьера Аркадия Дворковича», — рассказывает друг Маркус и один из кредиторов банка. Пресс-секретарь Дворковича Алия Самигуллина не стала комментировать эту информацию.

Многие фирмы подтягивались в банк за крупными компаниями, которые там обслуживались и держали депозиты. Например, «Сварочно-монтажный трест» открыл счет вслед за «Транснефтью» еще десять лет назад. «Мы думали, что раз «Транснефть» размещает во Внешпромбанке средства, то нам не стоит волноваться», — рассказывает гендиректор компании Валентина Беляева. У них в банке зависло 3,5 млрд руб. — накопленные за много лет оборотные средства, позволявшие начинать строительство без привлечения кредитов.

Один из клиентов рассказывает РБК, что рассуждал так: если даже половина активов окажутся фиктивными, то при балансе в 270 млрд руб. и объеме вкладов в 70 млрд руб. денег на выплаты кредиторам первой очереди точно хватит.

Кто держал деньги во Внешпромбанке?

На 1 января 2016 года на счетах частных лиц во Внешпромбанке было 67,4 млрд руб. Вклады и средства индивидуальных предпринимателей на 45 млрд руб. подпали под страховку, сумма частных вкладчиков на 22,4 млрд руб. оказалась незастрахованной.

Кроме частных вкладчиков и компаний свои деньги потеряли некоторые банки, кредитовавшие Внешпромбанк на межбанковском рынке. Самый крупный из них, по данным бухгалтерской книги Внешпромбанка на 8 декабря, — банк «Глобэкс», разместивший в обанкротившемся банке 3 млрд руб. Успел он вытащить свои деньги или нет, неизвестно: пресс-служба «Глобэкса» не ответила на запрос РБК. Среди банков-кредиторов оказался также швейцарский Safra Sarasin: по данным на 8 декабря, его кредит Внешпромбанку составлял 600 млн руб.

Источник: РБК

Оставьте комментарий